Лента новостей

Семь книг, экранизации которых выйдут до конца 2016 года

28 Сентябрь 2016 - Комментировать
Современный кинематограф нередко черпает идеи для сюжетов... 

Пикник под запретом

28 Апрель 2016 - Комментировать
С 1 апреля вступил в силу запрет на приготовление шашлыков... 

Парадоксы строительного рынка

26 Август 2014 - Комментировать
По данным Государственной службы статистики, площади введенных... 

Хакерская рассылка заразила компьютеры украинских чиновников

22 Август 2014 - Комментировать
Как сообщало на прошлой неделе Миндоходов, вредоносный... 

Рост биотехнологических компаний не настоящий?

19 Август 2014 - Комментировать
Биотехнологические компании не показывали такой хорошей... 
События

Реформа банковской системы ЕС — большая встряска для всех

15 Август 2014 - Комментировать
Мишель Барнье, комиссар ЕС, ответственный за реформы, выступил... 

Безроботица может повлиять на инфляцию в США

12 Август 2014 - Комментировать
Согласно исследованиям известных экономистов, специализирующихся... 

Кофе стал товаром премиум-сегмента рынка

10 Август 2014 - Комментировать
Однако есть один сегмент кофейного рынка, где таких проблем... 

Исследователи сообщают о наличие проблем у нефтяных инвесторов

10 Август 2014 - Комментировать
В опубликованном в конце недели докладе группа Carbon Tracker... 
Голосование

Любите ли Вы праздник 8 Марта - Международный Женский День?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Как можно за тарелкой супа рассказать о карме

Категория: Мода | 10 Апрель, 2014 | Комментировать

Как можно за тарелкой супа рассказать о кармеУ 60-летнего Адриана Жоффе, возможно, самый трудный пост в fashion-индустрии. И не потому, что он как президент Comme des Garcons International отвечает за все иностранные операции базирующегося в Японии бизнеса с годовыми продажами более $220 млн, а потому, что Адриан — верховный жрец культа CDG, революционного лейбла, который в 1969 году основала Рей Кавакубо. Он и выглядит как религиозный подвижник — худой, наголо выбритый, одетый обычно в черный костюм и белую рубашку собственной марки. Жоффе, будучи мужем дизайнера Кавакубо, служит ее переводчиком и «мостом» между ней и остальным миром. Это он будет стоять за сценой рядом с ней после парижского показа мужской коллекции, переводя ее скупые реплики журналистам и представителям розничных сетей. Это он был тем медиумом, посредством которого в прошлом сезоне Кавакубо объясняла, как появились ее причудливые конструкции, похожие одновременно на грозовое облако и астронавта: «Я поняла, что единственным способом создать что-то новое было попытаться не делать одежду». (Надо еще уметь произнести эдакое с невозмутимым видом!).

Читателю на заметку: компания «Мебель-Опт» — www.mebel-opt.ru предлагает поставкам и продажам готовой мебели для кухни: обеденных столов, кухонных уголков, стульев, а также мебели для прихожих и спален производства лучших фабрик Южного Китая. Сотрудники компании следят за последними тенденциями мебельной моды, поэтому если вы решили купить вешалку напольную, можете быть уверенны, что она отвечает всем требованиям к современной мебели для прихожей.

После подобного неожиданным и странным выглядело место, выбранное Жоффе для нашей беседы, — «Русская чайная» на Манхэттене, ресторан, похожий на расписное золоченое яйцо Фаберже, с икрой и блинами в меню. «Мне здесь нравится, — с улыбкой говорит он, ерзая на красной банкетке. — В своей прежней жизни я бывал тут регулярно», — добавляет он, имея в виду, конечно, не реинкарнацию, а предыдущую работу. Президент CMG International заказывает себе борщ и вареники.

Такое несоответствие представлениям — типичная вещь для Жоффе, практикующего дзен-буддизм. По его словам, он тяготеет к простоте, но при этом управляет компанией, занимающейся высокой модой, — тем, что для многих олицетворяет избыточность и ненужное украшательство. Впрочем, он утверждает, что между этими понятиями больше согласия, чем можно придумать. «Мои упражнения в дзене необходимы для выживания в нашем бизнесе, — говорит Жоффе. — Это способ понять постоянно изменяющуюся природу моды». Объяснение выглядит притянутым за уши, но Жоффе совершенно серьезен. Когда он не переводит Кавакубо, он разговаривает тихо, взвешивая каждое слово. Не балагур, мягко говоря.

Fashion-концепция Comme des Garcons основывается на расшатывании привычных представлений об одежде и красоте, но основной доход компании приносят доступные массовому вкусу линии одежды. Например, Play — линия «нон-fashion» футболок и элементов базового гардероба, или Shirt — коллекция, произведенная во Франции и включающая в основном рубашки. «Первая линия — это двигатель компании, ее вдохновение, — объясняет Жоффе. — Но мы понимаем, что она подходит не для всех».

Жизнь самого Жоффе — тоже постоянное балансирование (между работой и домом, Европой и Японией, коммерцией и творчеством). Баланса требует сама причастность к компании, которая, по его словам, «ломает все правила, но при этом является частью индустрии». Начать с того, что Жоффе никогда и не планировал работать в этой сфере. «Думал, буду дипломатом или академиком».

Адриан Жоффе родился в Южной Африке и рос в Йоханнесбурге в семье аптекаря. Когда Адриану было восемь лет, семья перебралась в Лондон. После общеобразовательной школы он учился в Школе изучения Азии и Африки, специализируясь на Востоке, а точнее, на Тибете, но «я был единственным студентом на этом курсе, и когда к власти пришла Маргарет Тэтчер, она решила, что это неэффективно». Факультет Адриана упразднили. Он подумывал об учебе в Калифорнии или путешествии по Индии, но в конце концов отправился в Японию. «Я тут же почувствовал себя дома», — вспоминает он. К тому времени его старшая сестра Роуз основала компанию по производству трикотажа Rose Joffe и искала возможности для сбыта своего товара в Японии. Жоффе взялся ей помогать. «У меня не было профессии, — рассказывает он. — Вот и подумал: почему бы и нет? Я ведь не хочу кончить преподавателем по Тибету где-нибудь в Мельбурне? Позволю событиям происходить самим по себе. Я верю в карму».

Знал ли он, как делать бизнес? «Нет, — отвечает Жоффе. — Иногда приходят мысли, а не вернуться ли мне в школу и получить степень МВА? Хотя, наверное, уже поздно. Кстати, знаете, Рей тоже ведь не училась дизайну. Мне кажется, нарушать правила легче, когда ты их не знаешь». Еще до карьеры в CDG Жоффе был знаком с Кавакубо и ее работами: «Я часто видел, как она выгуливает свою собаку на улице в Токио, но никогда не заговаривал с ней. И я покупал много вещей CDG. Бывало, тратил на одежду все деньги, заработанные на торговле сестринским трикотажем».

Кавакубо к тому времени уже была легендой, звездой «японского вторжения» на Парижской неделе моды 1981 года. Но ее бизнес практически полностью был сосредоточен в Японии, и она понимала: для того чтобы расти, нужно завоевывать Европу. В 1987 году их общий друг спросил Жоффе, может ли ему быть интересна должность коммерческого директора Comme des Garcons в Европе. «У меня снова возникло ощущение, что это карма», — подтвердил Жоффе. И несмотря на то что он продолжал работать со своей сестрой, Адриан согласился. Жоффе получил работу и переехал в Париж. В 1993-м он стал президентом компании.

Хотя Comme des Garcons International добилась прибыльности без вмешательства японской штаб-квартиры, существование симбиоза между центральной компаний и ее аванпостами не вызывает сомнений. Кавакубо из Токио продолжает осуществлять творческий контроль каждого элемента своей империи. Главная ее директива: «Что бы ни делалось, это должно быть оригинально». Для Жоффе в Париже это означает «придумывать креативные бизнес-идеи».

«Это, — говорит он, — поиск ответов на вопрос, как мы можем продавать по-новому». Возьмем, к примеру, «партизанские магазины». Речь идет о серии pop-up магазинов, существовавших с 2004 по 2011 год. В городах, где не было официальных бутиков Comme des Garcons, Жоффе отдавал «последователям культа CDG» на реализацию залежавшийся товар. Но к нему прилагалось несколько правил: на открытие магазина запрещалось тратить свыше $2000; магазином не должны заниматься люди, имеющие профессиональный опыт работы в fashion-индустрии; магазин мог работать не более года. «Понимаете, я ничего не терял, — объясняет Жоффе. — У меня оставался нереализованным какой-то товар. Если бы схема сработала, получал бы чистую прибыль». И схема сработала. 37 бутиков, практически не требовавших инвестиций, открылись по всему миру — от Рейкьявика до Сингапура. Когда идею стали копировать другие бренды, проект свернули.

Еще одной креативной идеей стала «частичная лицензия». Ис­­панская группа компаний Puig (Carolina Herrera, Nina Ricci) предложила Comme des Garcons приобрести лицензию на выпуск парфюма. «Я сказал нет, но пообещал, что выдам им частичную лицензию. Они сказали: «Такой лицензии не бывает». Жоффе зарегистрировал две компании — Comme des Garcons Parfums, которой принадлежат права на второй аромат, созданный Адрианом, и Comme des Garcons Parfums Parfums — имеет права на все его ароматы. Лицензию первой компаний он отдал Puig. «Теперь они занимаются продажами в универмаги, а мы — прочими». В год парфюмерный бизнес приносит CMG порядка $10 миллионов дохода.

И еще есть Dover Street Markets — принадлежащие Comme des Garcons универмаги в Токио, Лондоне и с прошлого месяца в Нью-Йорке. В отличие от традиционных монобрендовых магазинов, DSM предлагает покупателям популярные и еще только обещающие стать таковыми марки, создавая эдакий эквивалент высококлассных развалов на рынке. Каждый DSM индивидуален. В Нью-Йорке, например, он представляет собой семиэтажный магазин площадью 1850 кв. м, где продаются вещи брендов Comme des Garcons, Prada, Thom Browne, Jil Sander, Nike… Этажи пронизывает огромный стеклянный эскалатор, будто материализовавшийся из сказок Роальда Даля. Как и «партизанские магазины», DHL расположен в стороне от известных шопинг-маршрутов — на Лексингтон-авеню, в квартале, забитом недорогими индийскими ресторанчиками.

«Нам нравится идея «бедной роскоши», — говорит Жоффе. — К тому же мы не можем себе позволить Мэдисон, Пятую авеню или Сохо — цены там уже совершенно не налазят на голову. А здесь был еврейский колледж. Место непретенциозное и с историей. Рей всегда говорит, что нам нельзя копировать себя».

Жоффе часто упоминает в разговоре своего босса и жену, цитируя ее как некий катехизис. «Рей всегда говорит: «Нам нужны luxury-бренды, нам нужны H&М (в 2008 году H&M совместно с CDG выпустили коллекцию), у всего есть своя цель, даже если их путь — не наш путь»; «Одно из любимых выражений Рей — «здравый смысл»; «Рей сказала, что я могу заняться парфюмами, если мы ежегодно будем выпускать новый аромат»; «У нее я научился принципу — никогда не отвечай на вопрос прямо, что означает — отвечай на любой вопрос так, как тебе хочется, — необязательно, чтобы ответ касался того, о чем спрашивали».

Их роман начался в 1991 году, а в 1992-м они расписались в Париже. «Думаю, сотрудники компании были удивлены, но рады за нас», — говорит Жоффе. Пара с самого начала решила не смешивать брак и работу — «мы соблюдаем этот принцип неукоснительно» — и это касается не только их двоих. «Рей требует все домашние проблемы оставлять дома».

Жоффе живет в Париже, Кавакубо — в Токио, он ездит в Японию примерно десять раз в год, она четыре-пять раз в год приезжает в Европу. «В этом есть свои плюсы и минусы, — полагает Адриан. — Наша совместная жизнь никогда не превращается в рутину, разве что во время какого-нибудь отпуска». Они общаются «примерно десять раз на дню». Им обоим нравится путешествовать и читать биографии, во время последних рождественских каникул они вместе ездили отдыхать в Украину и Йемен. А еще Жоффе занимается боксом с тренером. «Бокс мне очень нравится. Он требует физических и эмоциональных сил. Мне нравится многозадачность, защиты, атаки…». Не противоречит ли это понятиям буддизма? «Не думаю, — отвечает он и смеется. — Буддисты постоянно стучат по столу во время споров». В качестве демонстрации он тоже начинает стучать по столу, вызвав переполох среди официантов.

Жоффе носит кольцо Cartier в виде гвоздя — ему подарила его Кавакубо, у нее точно такое же. Адриан подтвердил, что во время работы Рей — его босс, а он — толь­­ко подчиненный. В конце концов именно ей принадлежит практически вся компания. «У меня есть склонность пытаться делать людей похожими на меня, — говорит президент CDG International. — Моя жена очень прямолинейна и не терпит фальшивых комплиментов. Она — хороший пример для меня. По работе очень часто приходится говорить кому-то нет, хотя я ненавижу расстраивать людей. Они регулярно делают попытки сблизиться со мной, чтобы подобраться к Кавакубо, но у нее на таких очень хороший нюх».

«Рей любит людей, имеющих свою точку зрения, причем совершенно необязательно взгляды должны совпадать. Когда Кэролайн Кеннеди (новый посол США в Японии) посетила магазин Comme des Garcons в Токио, Кавакубо была счастлива, потому что у Кеннеди есть свой стиль, а Рей это очень ценит». Я интересуюсь, не фантазировал ли он о смене деятельности. «Нет, — говорит он. — Это же все, что я умею. Не могу представить, где бы еще мог работать. Ну и не сказать, чтобы хедхантеры предлагали мне поработать на кого-нибудь еще». Жоффе смеется: «У всех нас свое место в системе. Каждый из нас должен играть свою роль». Наверное, это было благословение.

А Вы знали что:
Комментарии:
Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *