Лента новостей

Семь книг, экранизации которых выйдут до конца 2016 года

28 Сентябрь 2016 - Комментировать
Современный кинематограф нередко черпает идеи для сюжетов... 

Пикник под запретом

28 Апрель 2016 - Комментировать
С 1 апреля вступил в силу запрет на приготовление шашлыков... 

Парадоксы строительного рынка

26 Август 2014 - Комментировать
По данным Государственной службы статистики, площади введенных... 

Хакерская рассылка заразила компьютеры украинских чиновников

22 Август 2014 - Комментировать
Как сообщало на прошлой неделе Миндоходов, вредоносный... 

Рост биотехнологических компаний не настоящий?

19 Август 2014 - Комментировать
Биотехнологические компании не показывали такой хорошей... 
События

Реформа банковской системы ЕС — большая встряска для всех

15 Август 2014 - Комментировать
Мишель Барнье, комиссар ЕС, ответственный за реформы, выступил... 

Безроботица может повлиять на инфляцию в США

12 Август 2014 - Комментировать
Согласно исследованиям известных экономистов, специализирующихся... 

Кофе стал товаром премиум-сегмента рынка

10 Август 2014 - Комментировать
Однако есть один сегмент кофейного рынка, где таких проблем... 

Исследователи сообщают о наличие проблем у нефтяных инвесторов

10 Август 2014 - Комментировать
В опубликованном в конце недели докладе группа Carbon Tracker... 
Голосование

Любите ли Вы праздник 8 Марта - Международный Женский День?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Дизайнер Нотен знаменит новаторским подходом

Категория: Мода | 6 Апрель, 2014 | Комментировать

Дизайнер Нотен знаменит новаторским подходом Дизайнеру Дрису ван Нотену можно простить его напыщенность: недавно он с успехом показал свою коллекцию на Paris Menswear Show, а затем и женскую линию на прошедшей там же Неделе моды. Ажиотаж вокруг Нотена оправдан — в его коллекциях вышивка и этнические мотивы становятся частью привычных casual-вещей, например костюмов цвета хаки. Кроме того, Нотен знаменит новаторским подходом к показам: в прошлом сезоне на Парижской неделе моды во время демонстрации его коллекции модели дефилировали по подиуму под аккомпанемент бас-гитариста Radiohead Колина Гринвуда. А 1 марта в Музее декоративного искусства (Париж) открылась выставка Dries Van Noten: Inspirations. Огромная экспозиция из 180 работ самого мэтра, 100 картин других художников, одежды и видеоинсталляций разместилась на 1500 квадратных метрах. Таким образом Нотен стал одним из очень немногих ныне здравствующих дизайнеров, удостоенных персональной выставки в Лувре.

В мире моды, где значимость персонажа определяется его отношением ко времени (чем более важной персоной является дизайнер, тем позже он может приехать на собственное мероприятие и позже начаться его показ), Нотен уже достиг статуса, позволяющего заставлять себя ждать. Но на это интервью Дрис пришел раньше меня, хотя я и приехала на 15 минут раньше запланированного. «Я немного нервничаю, — объяснил Нотен, — поэтому решил пройтись». Одетый в голубой пиджак в белую клетку, темно-синий свитер, брюки цвета хаки и коричневые ботинки Дрис, не дожидаясь вопросов, начинает рассказывать о своей выставке и сразу становится понятно, что его подход к интервью, как собственно и ко всему, что он делает, совершенно нетипичен.

Ван Нотен — единственная крупная фигура fashion-индустрии, которая не выпускает пре-коллекций — появляющихся на прилавках в межсезонье линий одежды, которые составляют львиную долю продаж большинства брендов. В год он презентует всего четыре коллекции: две женские и две мужские, потому что «если выпускать больше, то о создании необычных тканей придется забыть». Он не продает коллекции во время недель моды в Нью-Йорке и Париже, зато их можно найти в его шоу-руме в Антверпене за две недели до самых важных в мире моды мероприятий.

Ван Нотен одновременно исполнительный и креативный директор своей компании: он один из немногих дизайнеров, совмещающих эти должности. Чтобы понять, насколько это необычно, достаточно вспомнить негативную реакцию представителей fashion-индустрии на появившуюся в октябре новость о том, что креативный директор Burberry Кристофер Бейли вскоре возглавит компанию. Дрис не занимается рекламой, не строит из себя знаменитость, не любит прохаживаться по красным дорожкам различных светских мероприятий и не утруждает себя изучением маркетинговых стратегий, без которых сегодня не обходится ни одна fashion-компания. Седой, коротко стриженый, в бессменном пиджаке и с характерным выражением лица, Нотен больше похож на банкира, чем на человека из мира моды.

Общаясь с дизайнером, ловлю себя на мысли, что место нашей встречи — антверпенский ресторан Sir Anthony Van Dijck, названный в честь великого фламандского живописца, и выставка Дриса в Лувре — это все звенья одной цепочки. Но я оказалась не права. «Просто это единственный работающий ресторан в округе, — объясняет Нотен. — По субботам люди в Антверпене обычно обедают дома, поэтому большинство заведений закрыто».

Ван Нотен — один из самых невозмутимых людей в индустрии. Наблюдая за переодевающимися за кулисами моделями, наносящими грим стилистами и приводящими в порядок копны волос парикмахерами, он говорит: «У меня стресс» с той же интонацией, с которой просит официанта принести салат. «Сегодня шоу такие прямолинейные: берется одна идея и повторяется 30 раз. Мне такой подход совершенно не близок. Я люблю все переосмысливать и перерабатывать».

Я спрашиваю его о выставке в Лувре: возможно, это как раз то, что поможет ему реализоваться в полной мере? «Я очень переживаю по этому поводу, — говорит он. — Не уверен, что заслужил такую честь. Да и объяснить идею выставки без достаточно длинного вступительного слова невозможно. И главное — делать выставку из собственных работ сложнее, чем может показаться. Экспозиция начинается с вещей из моей университетской коллекции, вдохновленной модой 1980-х: Мюглер, Версаче… Одни вещи давно устарели, а другие продолжают оставаться актуальными до сих пор».

Ван Нотен родился в Антверпене в 1958 году. Его отец владел чем?то вроде первого концептстора в Бельгии — там были представлены совершенно разные вещи из самых разных брендов. С детства Нотен работал в отцовском магазине и всегда знал, что будет дизайнером. По окончании антверпенской Royal Academy подрабатывал у нескольких местных модельеров, пока в 1986 году не запустил собственную линию мужской одежды. Ее тут же выкупила нью-йоркская компания Barneys. С тех пор она приобретает все мужские и женские коллекции дизайнера.

В 1991 году модели, одетые в вещи от Нотена, появились на парижских подиумах: именно тогда он с пятью бельгийскими приятелями, среди которых были Анн Демельмейстер, Мартин Маржела и Вальтер ван Берендонк, приехали в мировую столицу моды и взяли ее штурмом, после чего стали известны как «антверпенская шестерка».

Сегодня, спустя много лет после начала сотрудничества с Barneys, коллекции ван Нотена по-прежнему прекрасно продаются, что, с одной стороны, повышает статус луврской выставки, а с другой — может и дискредитировать экспозицию. Ведь когда бренд платит за выставку своих работ, как в случае с выставкой Chanel в Metropolitan Museum, — это одно, а когда якобы независимая выставка ассоциируется с коммерческой компанией Barneys — это другое. «Да, это добавляет немного дегтя в нашу бочку меда, — говорит Дрис. — Но дело в том, что сегодня бюджеты музеев невелики и, следовательно, я должен выбирать не между более и менее привлекательным спонсором, а между наличием шоу и его отсутствием. Я предпочитаю увидеть хорошую выставку, сделанную под эгидой какого-нибудь бренда, чем плохую, которая стала таковой из-за нехватки средств».

Ван Нотен всегда понимал, что одежду нужно продавать, и хотел создавать вещи, которые будут носиться: домашние костюмы, одежду для дома и отдыха, поло, халаты и т.д.  На протяжении всей своей карьеры он противился просьбам придумывать одежду для шоу. «Я делаю одежду, которую люди могут носить. Кому нужны вещи, которые не продаются? Поэтому я не создаю арт-объекты и луки, главная цель которых — появиться в журналах на полосном фото. При этом никогда не осуждал коммерчески ориентированных дизайнеров, даже если у них не хватало вкуса и воображения».

Дизайнер весьма негативно относится к некоторым «священным» трендам. К примеру, многие интересуются происхождением товара или какого-нибудь fashion-феномена. Дрис считает такой интерес совершенно праздным. «Меня постоянно спрашивают, есть ли в Бельгии молодые и перспективные дизайнеры? Это неправильный вопрос. В моей студии дизайна учатся десять студентов, и все они из совершенно разных мест — Бельгии, Австралии, Кореи, Польши, Великобритании. Разве вам не все равно, откуда они приехали?» С 1987 года он сотрудничает с мастерами вышивки из Индии. Видео, на котором запечатлен процесс их работы, включил в экспозицию своей выставки в Лувре.

Спрос на новые необычные вещи из года в год только повышается. И если раньше успех продавца одежды измерялся в квадратных метрах проданной продукции в сезон, то сейчас — в квадратных метрах проданной продукции в месяц. «Если вы делаете всего две коллекции в год, обязательно наступит время, когда продажи упадут, — объясняет Дрис. — Зато в начале нового сезона твою коллекцию будут ждать с нетерпением». На сегодняшний день у ван Нотена — 470 магазинов по всему миру. Он владеет 100% своей компании и полностью управляет каждым аспектом ее деятельности. Главный офис, как и все магазины, полон мебели, привезенной Дрисом из путешествий. Это ужасно эклектично, но гармонично. Эта же эклектика проявляется и в выставке Inspirations, которую Дрис задумал не как ретроспективу, а как попытку объяснить свой творческий метод.

Например, в комнате, посвященной эстетике разрушения, снимок Sex Pistols соседствует с платьем Christian Dior, живописью голубого периода Ива Кляйна, фотографией Голубого грота на Капри и работой самого ван Нотена в синей гамме. В другой комнате Кокто натыкается на Висконти и армейскую форму. «С помощью этих образов я стараюсь объяснить, откуда берутся идеи, — оживляется Дрис. — Это попытка разобраться в вещах, о которых представители мира моды обычно не говорят из-за того, что объяснения занимают слишком много времени». Действительно, объясниться проще всего в Pinterest или Twitter. Когда тебя спрашивают об источнике вдохновения, можно ответить одним словом, написав «Гэтсби», или «Уорхол», не растекаясь мыслью по древу. «Я переживал по поводу доступности такого символического ряда потому, что он достаточно сложен для восприятия и понадобилось немалое количество дополнительных символов, посредством которых мог бы объяснить свой замысел, — отмечает Нотен. — Наверняка многим не понравится идея соседства красного платья Dior с образцами репрезентативного искусства, потому что по отношению к Dior это не совсем корректно, но я просто не мог отказать себе в удовольствии создать именно такую композицию».

Только несколько человек, к которым дизайнер обратился за помощью, отказались от участия в этом проекте. Например, Гилберт и Джордж не захотели, чтобы их работы соседствовали с остальными. Зато сотрудники музея Орсе раздобыли картину «а» Джованни Больдини. Также в экспозиции будут представлены работы Фрэнсиса Бэкона, Джона Сингера Сарджента, Дэмиена Херста, одежда Кристобаля Баленсиага, Ив Сен-Лорана и самого ван Нотена — домашние костюмы из сари и пиджак, который носил Джими Хендрикс.

Потом выставка поедет в антверпенский музей моды MoMu. Она будет основательно переработана, поскольку монтажные образцы «должны отдохнуть», а некоторые картины и вовсе не могут путешествовать. Спрашиваю Дриса о том, не слишком ли все это сложно? «Я переживал, хватит ли нам времени на подготовку, — говорит он. — Вот почему мне нравится джем. В смысле, готовить джем. Я занимаюсь этим, чтобы расслабиться. У нас в саду было много разных фруктовых деревьев, выращивали также овощи. Например, я знаю 50 разных способов приготовления цукини. Так вот, когда у меня стресс, я готовлю джем. Мне нравится, когда ты можешь быстро достичь результата, потому что в мире моды, чтобы оценить идею, нужно очень много времени. С джемом все иначе. Вот ты начинаешь процесс, и уже через два-три часа можно лакомиться».

18 лет назад Дрис ван Нотен и его партнер Патрик Вангелуве купили дом в 20 милях от Антверпена. Это старый летний домик 1840 года постройки. «Лет 30 в нем никто не жил, — рассказывает дизайнер. — Он был в ужасном состоянии, но нам нужен был какой-то проект, ведь мы оба работали в fashion-компании и больше ничем не занимались. С тех пор приводим дом в порядок. Это важно, поскольку у тебя постоянно есть какие-то дела. Ты не можешь сказать своему саду: «Прости, но сегодня я полоть не стану — надо запускать коллекцию». Хочешь не хочешь, а нужно выкраивать для этого время».

Напоследок я спросила у Нотена, будут ли посетители Музея декоративного искусства удивлены его экспозицией? «Да, — ответил он и добавил: — Я уважаю прошлое и традиции. На мой взгляд, не нужно использовать фабричную ткань, пока в этом нет необходимости. При этом полагаю, что на таком подходе не стоит зацикливаться. У каждого действия есть противодействие. И только когда они сталкиваются, получается результат».

А Вы знали что:
Комментарии:
Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *